macbushin (macbushin) wrote,
macbushin
macbushin

Categories:

Шароварное 3

Начался отпуск, значит, появилось время, которое необходимо убить. Желательно с удовольствием, чтобы не было мучительно больно. Одним из наиболее эффективных способов проведения данного мероприятия является писание ЖЖ-постов.

А между тем гондурас продолжает беспокоить.

гопак

Итак, в прошлый раз мы остановились на происхождении специфического фасона штанов одной-единственной группы жителей фронтира. И установили, что появились сии сечевые украшения во второй четверти XVIII века.

Еще разок придется оговорится, во избежании всяческих ненужных (нам) коннотаций да инсинуаций.

Превращение запорожских шаровар в украинский национальный символ – это совсем, совсем другая история. Не имеющая к Сечи и сечевикам (да и вообще к осьмнадцатому столетию) вообще никакого отношения. Ибо началась она в эпоху рисования эскизов национальных проектов – в середине XIX веке. Когда национально-озабоченные (по одной из последних европейских мод) интеллигенты начали «хождение в народ».

братство тарасовцев

В «золотую эпоху национализма» - первой половине ХХ века – советские нацбилдеры прочно вколотили населению, носившему брюки фабричного производства, что шаровары – неотъемлемая часть образа «украинца».

Ну, а в эпоху постнациональную, уже без всякой связи с реальностью (даже скорее вопреки оной), зато благодаря расцвету средств тиражирования образов, фэнтэзийные шаровары засияли недостижимой ранее кавайностью.

шаровары

А всё почему? А всё потому, что национальные символы живут своей собственной насыщенной жизнью. Даже на заре своего появления на свет мало связанной с объектом, каковой они должны символизировать.


А уж в эпоху Постмодерна и трансформации массовой культуры в культуру нишевую занудный поиск исторической, например, достоверности (к коему имеет нездоровое пристрастие ваш покорный слуга) выглядит откровенно некавайно.

Braveheart2

Но спустимся с высот околонационального теоретизирования и возвернемся к нашим (в смысле, ихним) широким штанам. И главный вопрос, который нас (тут уж исключительно нас) должен интересовать – это жизнь и судьба шароварная на протяжении ста лет. От момента, когда бравые сечевики своим фэшн-стайлом впервые привели в экстаз публику на одной из малороссийских ярмарок до момента, когда мальчики из хороших семей, получив в спину презрительное: «Сhlopomany!» - натягивали селянскую свитку и полотняные штаны, отправляясь в народ.

А начнем продолжим мы наше шароварное повествование с констатации того факта, что цельного представления о том, что носило население еще в XVIII веке не сформировано. По объективным причинам. Сохранились отдельные артефакты, отдельные описания и отдельные рисунки (в частности, в приложении к работе Ригельмана). А вот девятнадцатый век описан более-менее подробно. Уже начал работать этнографическо-коллекционерский интерес, а со второй половины века началось и научное изучение. Главное же, имеется огромное количество визуальных фиксаций, как живописных (кисти Шевченко, Тропинина, Штеренберга, Жемчужникова, Соколова, Трутовского, Репина, Маковского, Мартыновича, Сластиона, Пимоненко, Труша, Павловича), так и фотографических.

Именно поэтому мы сосредоточимся на фактуре ХIX века и поможет нам в этом работа признанного специалиста-этнографа К.И.Матейко «Народная одежда XIX – начала ХХ века».

Констатируем, что на той территории, за которой благодаря реализации ленинской национальной политики в ХХ веке прочно закрепилось наименование «Украина», к началу XIX века сложилось несколько региональных комплексов народной (т.е. крестьянской) одежды.

Первый - это, в терминологии Матейко, «центрально-лесостепная зона». Она же Среднеее Поднепровье, она же Надднепрянщина. От себя добавлю, разделяемая на Левобережье – Малороссию (с примкнувшей к ней Слобожанщиной) и Правобережье – Украину.

Сюда же прильнула и Новороссия. Матейко пишет: «Одежда южно-причерноморской полосы по своим типовым формам, стилевым и колоритным признакам имеет много общих черт с одеждой центральной лесостепной зоны». Абсолютно естественно, учитывая, что основной массив крестьян Новоросии составляли потомки переселенцев из Малороссии и, в меньшей степени, Украины. Примем во внимание также, что до 70-х годов XIX века крестьянская одежда изготавливалась преимущественно из тканей домашнего производства. И такой домотканный традиционализм будет вполне объясним и закономерен.

Возвертаясь от вопросов хоронимическо-демографических к интересующей нас проблематике, следует отметить, что именно мужчины-крестьяне перечисленных регионов носили широкие полотняные штаны «степного типа». Поскольку все остальные элементы одежды нас не возбуждают, будем именовать данную территорию «шароварный макрорегион» или просто – Шароваровщина.


Остальные выделяемые территории – это Подолия, Волынь, Полесье (в том числе черниговское), Галичина и чрезвычайно разнообразный Карпатский регион. Единственное, что их объединяет, напоминаю, ислючительно по интересующим нас шмоточным признакам, так это полное отсутствие широких штанов. Именно поэтому они (упомянутые безблагодатные регионы) нас больше не интересуют.

Однако, отметим один нюансик. Столь умиляющая многих западноукраинская «традиционность» имеет довольно простое объяснение. Цитирую: «В большинстве сёл аж до 40-х годов ХХ века преобладало домашнее производство тканей и одежды, в котором сохранялись архаичные черты. Каждое село имело свои, часто значительные, отличия в народном убранстве,особенно в характере ткачества, вышивки, украшений».


Давайте всё же уже поговорим непосредственно о беспокоящем нас гондурасе. И для затравки историческое (т.е. фэнтэзийное. потому, как художник конца XIX – первой половины XX века) полотно живописца Ф.С.Красицкого «Гость из Запорожья».


гость изЗапорожья

Мы видим примерно то, что принято (у этнографов) именовать «крестьянские шаровары» или «широкие штаны надднепрянско-степного типа».

Аналогичный фасон мы видим на полотне художника Т.Г.Шевченко (ценимого, как известно, не только и не столько за живопись). Оный художник наблюдал оные штаны воочию.


шеченко шаровары

Думаю, нет особого смысла выставлять галерею, принадлежащую кисти ужевышепоименованных живописцев, запечатлевших селянские шаровары. Поэтому обратимся к наследию неизвестного художника, писавшего иллюстрации к творению А.И.Ригельмана, именуемому «Летописное повествование о Малой России и её народе и казаках вообще, отколь и из какого народа оные происхождение своё имеют, и по каким случаям они ныне при своих местах обитают, как то: Черкасские или Малороссийские и Запорожские, а от них уже Донские и от сих Яицкие, что ныне Уральские, Гребенские, Сибирские, Волгские, Терские, Некрасовские и пр. казаки, как равно и Слободские полки».


Ригельман

Ригельман писал свою работу в 1785-1786 годах (издана она была в 1847 году), т.е. можем утверждать, что в конце XVIII века зело интригующий нас предмет одежды уже находился в обиходе малороссийских селян.

Ригельман крестьянин

Возможно ли, что мы ставим телегу поперед лошади? И крестьяне (по крайней мере) лесостепной зоны носили широкие штаны с незапамятных времён, а уж потом появились запорожские шаровары?

Прежде чем излагать собственные мыслеконструкции на даннуютему обратимся к наследию той же К.И.Матейко. Увы, но в её статье «Украинская одежда XIV-XVIII столетий» ничего, кроме общих фраз и констатации уже известного нам факта, что «более достоверные сведения дошли до нас о народной одежде Надднепрянщины (Левобережной Украины) второй половины XVIII века», мы ничего не отыщем. Можно было бы,конечно, как нормальные герои, пойти в обход и заняться коллекционированием разнообразных обрывков информации, разбросанных по множеству источников. И затратив уйму времени и усилий, выяснить, что мемуаристов селянская одёжа мало интересовала. А основные сведения касаются шляхты и казаков. Но в формате ЖЖ мы на это пойтить не могём.

Поэтому, ограничимся теоретизированием. Мы знаем, что лесостепная украина осваивалась относительно поздно: Правобережье-Украина – начиная с конца XVI века, Левобережье-Заднепровье – с начала XVII столетия. Колонизировалась, естественно, выходцами с севера, из лесной зоны, т.е. Волыни и Полесья. Если оные «лесовики» и в XIX веке не носили степных шаровар, то какие у нас основания считать, что делали они это в XVI столетии? Тем более, что, как мы выяснили, даже о казачьих широких штанах в XVI-XVII веках сведений не имеется.

И, пожалуй, самое главное. Мода всегда распространяется «сверху». От тех, кого население в данный момент считает cool. Думается, уважаемые читатели, которые еще не забыли поветрия на бритые головы и кожаные куртки, задумчиво кивнут в знак подтверждения этой нехитрой мысли. Для сословного общества подобное умозаключение можно счесть за аксиому. Пожалуй, единственное исключение – это как раз «хождение в народ» (и граф Лев Николаевич Толстой персонально). Но, данная перверсия, возникшая в специфических условиях начала перехода от сословного к модерному (национальному) обществу, лишь подтверждает правило.

ИМХО, мода на широкие штаны шла от сечевиков к селянам, но никак ни наоборот. Интересны шляхи, коими оная мода распространялась, так сказать,географически? Т.е. сначала новый фэшн распространился на территории Вольностей Войска Запорожского, а затем переполз на территорию Войска Малороссийского? Или двигался более извилистым путём? От сечевиков к малороссийским казакам,а от них уже к селянам?

Ведь, собственно крестьянское население Вольностей Войска Запорожского было количественно ничтожно и территориально локализовалось в запорожских паланках, прилегающих к Малороссии. Поэтому, когда после ликвидации войска Запорожского хлынул поток переселенцев (опять-таки, преимущественно, из Малороссии) он просто растворил «старожилов».

С другой стороны, образ малороссийского казака, который нарисовал нам неизвестный иллюстратор Ригельмана не очень «бьётся» с образом запорожского казака, нарисованного тем же живописцем.

малороссийские казаки

козак

Сечевики


Как-то ширина штанов не дотягивает до уставной да и заправлены шаровары в голенища не по фэн-шую. Напомню, что еще информатор Д.И.Яворницкого древний сечевик Иван Игнатович Россолода жаловался,что традиций никто не уважает: «Холоши шаровар носились поверх голенищ, - не так, как теперь делают, что в кладывают их в сапоги, а поверх сапог; они привязывались к голенищам серебряными подвязками или шелковыми снурками с золотыми или серебряными китицами на концах, а самые подвязки привязывались так, что от них видны были только китицы».

В общем, оставляю себе кусочек поля деятельности и беру обязательство (по возможности, конечно) более подробно отследить эволюцию штанов малороссийских казаков. Хотя, в принципе, общая картина представляется таковой. После 1709 года сечевики, эмигрировавшие (вместе с территорией Вольностей Запорожских) в пределы Османской империи, осознали, что сool – это стать похожими на янычар. И позаимствовали у них шаровары (и айдар, и шлык на шапку, и …ой, что это я! Не буду спойлерить!).

В 1734 году, возвернувшись в пределы империи Российской, сечевики произвели своим экзотическим видом неизгладимое впечатление на население Малороссии. Каковое тут же осознало, что такое cool и стало, по мере сил и возможностей, подражать. Истины ради отметим, что произведение неизгладимого впечатления рассматривалось на Сечи, как дело первостатейной важности (о чем сохранились свидетельства). Жажда, ведь, ничто, понты – всё! Делегации на мало-мальски значимые мероприятия на малороссийской территории (вроде ярмарок) всем куренём собирали. А уж если куда ехать уровнем повыше, так общесечевой аврал начинался. При поездках в Санкт-Петербург главными людьми на Сечи становились цирюльник и портной.

Как бы то ни было, а столь похвальный сечевой метросексуализм дал-таки свои плоды. Провисевшие, фактически, до конца XIX столетия.

малороссийские типы 2

Лишь в начале ХХ века с переходом к массовому фабричному пошиву одежды (а не просто тканей, как с 70-х годов XIX века) фасон крестьянских штанов стремительно сузился и в моду вошли брюки.

типы малороссии

Кстати, одновременно наступление по всем фэшн-фронтам начали косоворотки и картузы. Но оные предметы одежды нацбилдерами были объявлены неотъемлемым атрибутом «русского» «национального» костюма.

Собственно, сходную инволюцию (о чем уже шла речь) проделала и шляхетская прическа-сармата. Каковую московиты в начале XVII века именовали «хохол».

Но, постойте! – воскликнет, схватив меня за пуговицу, особо внимательный читатель. Вы тут, канешна, красиво нам заливаете, но, ведь Шароваровщина, помимо Малороссии, включала и собственно Украину! Т.е. Правобережье. А оная территория де юре с 1667 по 1793 годы находилась в составе Речи Посполитой.И, вроде бы, все эти околоказацкие фэшн-тенденции должны были её стороной обходить?!

Вот, чтобы обстоятельно, со всеми столь мною любимыми смысловыми отступлениями и словесными выкрутасами, о Правобережье поговорить, это целый отдельный пост (а, может, и не один) придется писать. По сему

Продолжение следует

Возвратиться к предыдущему

Tags: украиннное
Subscribe

  • Пикейно-жилетное 20

    DON’T CRY FOR HIM, УКРАЇНА! Спойлер: в гондурасах национал-социализма не бывает. Украина – это уникальная страна (кстати, ставим…

  • Пикейно-жилетное 19

    Кто там шагает правой? Левой! Левой! Левой! Продолжим в нашем фирменном детсадовском стиле. Самое удивительно, для непосвящённого, в этих…

  • Пикейно-жилетное 18

    Для затравки разговора, попытаемся выполнить завет Рене Декарта и договориться о значении слов. Ну, или хотя бы сориентироваться на политической…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments