?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
macbushin
macbushin
macbushin
Огнестрельное 6
Алатристе
Продолжаем запихивать запорожцев в европейский контекст.

В статье «Лыцарский роман» социальное положение людей, именуемых в ранний период казачьей истории (т.е. до середины XVI века) в Киевской земле словом «казаки», мы изящно обозначили словом «бичи». Исходя из доминирующей в украинской историографии промыслово-уходнической концепции происхождения днепровского казачества. Сам Михаил Сергеевич Грушевский цитировал акт ревизии 1552 года, в котором несколько сот жителей Канева и Черкасс именуются казаками и характеризуются в качестве «людей неоселых, незаможных, неприкаянных».
Но, в порядке очередного ревизирования собственных же представлений, задумаемся, могут ли бичи соответствовать требованиям, предъявляемым к наёмникам-аркебузирам XVI века. И дело не в наличии недвижимости или даже бренчащего в гаманце серебра. А просто в самой возможности для людей, добывающих хлеб насущный тяжелой физической работой где-то на окраине географии и за околицей цивилизации, одновременно быть готовыми к выполнению определённых тактических экзерциций и владеть холодным и огнестрельным оружием на нужном уровне. И это не вдаваясь в такие тонкости, как наличие жизненной необходимости для уходника, ведущего добычу рыбы (в товарных количествах) в плавнях Великого Луга, иметь саблю и аркебузу. Учитывая их стоимость и начисто отсутствующую точность при стрельбе. Аркебуза становится грозной силой только при наличии сосредоточенного залпового огня если не сотен, то нескольких десятков, стрелков, а до эпохи Соколиного Глаза еще двести лет. Объясните мне, чем ножи, копья и луки (которые можно использовать по прямому назначению для промысла зверя и птицы) хуже при встрече с татарами или конкурентами?
А теперь я себя похвалю. Потому, что выход из этой историко-логической закавыки был найден еще в статье «Карта Острова сокровищ». После наплыва на Запорожье ветеранов Ливонской войны (которые и стали запорожцами) «никакой трансформации уходников в воинов не произошло. Ну, корректнее, массовой трансформации. Кто рыбу ловил, тот ее и ловит. Кто хлеб казацкий искал, тот его и ищет. Насколько всё было полюбовно и действительно ли побратимские отношения возникли между ворами и мужиками казаками-профессионалами и казаками из тыловых подразделений – источники молчат. Поскольку о каких-то значительных антагонизмах нам не известно, то будем считать, что каждый выбирал волю и долю казацкую по принципу душевной предрасположенности» (конец цитаты).
И тут нас опять начнёт преследовать проклятье магия слова «казак». Ведь бичей-уходников-то тоже именовали казаками. И на Ливонскую войну набирали пехотные казацкие роты (по крайней мере так пишут уважаемые нами исследователи). И пиратством баловались тоже казаки. И вишенкой на тортике: кавалерийские хоругви конных лучников именовались казацкими. Но от последнего мы изящно прикроемся тем соображением, что pancerni kozacy (которые, к тому же, были просто kozacy, а pancerni мы приделываем, чтобы не путаться) водились в Королевстве Польском, а все прочие разновидности казаков – в Великом княжестве Литовском. Правда, с переходом Киевского воеводства в состав Короны по Люблинской унии, проблема опять встаёт перед нами во весь рост. Но, как говорила Скарлетт О’Хара: «Я подумаю об этом завтра».
Тем не менее, от слова towarzysz нам таким простым манёвром всё равно отвертеться не удастся. Запорожцы именовали своё сообщество товарыством (товариществом), а друг друга – товарищами. Откуда они такого политесу понабирались?
О том, что такое «товарищеская система» набора наёмников писалось в статье «Огнестрельное 2».
Но там речь шла о конных ротах (хоругвях).  Ротмистр, получив королевскую грамоту – «лист пшиповедны» (list przypowiedni, litterae servitii militaris), в котором подробнейшим образом расписывались условия службы и оплаты за нее, количество и качество вооружения, обязательства короля по возмещению ущерба, понесенного во время службы, нанимал несколько опытных воинов-«товарищей». Последние, как правило, хорошие знакомые ротмистра, должны были явиться на службу с «почтом», состоящим из нескольких коней и вооруженных «почтовых», «шереговых» или «пахоликов».
Однако, выясняется, что аналогичным образом были устроены и пехотные наёмные (драбские) роты. В.В.Пенской в книге «Великая Огнестрельная революция» писал: «что характерно для Польши и в целом для Востока, польская наемная пехота вооружалась в значительной степени метательным оружием (выделено нами. – П.В.) – сперва арбалетами и отчасти луками, а на рубеже XV–XVI вв. – и аркебузами. Пехотный «почт» в среднем имел 9 бойцов – копейщика и 8 стрелков или копейщика, щитоносца-павезьера и 7 стрелков. (Очевидно, что соответственной глубины были и боевые порядки польской пехоты того времени.) Например, ротмистр Пиотровский в 1496 г. набрал пехотную роту численностью в 20 почтов с 16 копейщиками, 6 знаменосцами, 10 павезьерами, 44 стрелками из ручниц и 128 арбалетчиками. Таким образом, древковое оружие применялось в ограниченных масштабах и исключительно для прикрытия стрелков. Ничего похожего на глубокие и массивные колонны швейцарской пехоты или ландскнехтов в Польше конца XV – начала XVI в. мы не встретим…
…Схожие процессы, хотя и несколько медленнее в силу определенного отставания от Польши в развитии, происходили и в Великом княжестве Литовском. Поворотным пунктом в истории наемного литовского войска стало правление великого князя Александра Казимировича, когда в Литве впервые появились в большом количестве наемные солдаты. Уже в 1493 г., готовясь к войне с Москвой, великий князь литовский Александр направил посольство к Яну Ольбрахту и поручил его главе пану Литоверу вступить в контакты с ротмистрами и для начала набрать 300 жолнеров. После того как началась очередная московско-литовская война, с 1501 г. Александр регулярно нанимал солдат в Польше, Моравии и Силезии для войны с Москвой. Так, в 1503 г. на службе великого литовского князя находилось 1163 всадника в 173 почтах, 5952 пехотинца и 237 «коней» в 38 пеших ротах и 11 артиллеристов. Его преемник Сигизмунд I, вступив в очередную войну с Москвой, нанял 5000 наемников и впоследствии продолжил эту практику и в мирное время. В итоге, отмечал белорусский исследователь Ю.М. Бохан, имея возможность на практике сравнить боеспособность наемных рот и шляхетской милиции, литовские власти пришли к выводу о неудовлетворительной боеспособности последней и стали уделять все большее и большее внимание развитию наемного контингента в своем войске. Как писал М.К. Любавский, «…жолнеров (Söldner) ценили не столько за количество, сколько за их качество, за то моральное действие, которое они оказывали в битвах своим искусством и стойкостью на остальное войско»… (конец цитаты).
В статье «Шляхом Сунь-цзы» уже шла речь о том, что пешие казацкие роты Великого княжества Литовского стали набираться с началом Ливонской войны (причем, первый кадровый состав для них дали люди Байды-Вишневецкого, только что вернувшиеся из московского войска). Отличались они пониженным статусом: ротмистру не нужен был королевский list przypowiedni и на товарищей и пахолков личный состав не делился. Но если казаки позаимствовали у жолнеров такое баґатое слово, как «стация» («У пана атамана нема золотого запасу»), то почему бы и слово towarzysz не прихватить? А «пониженный статус» мы назовём «демократическими традициями», для компенсации которых словечко и пригодилось.
Как, наверное, догадались самые проницательные из читателей, сразу обратившие внимание на портрет Вигго Мортенсена, автор ненавязчиво подводит к той мысли, что одно из многочисленнейших значений слова «казак» XVI столетия – название социальной прослойки, из которой черпали свой кадровый состав наёмники.
Давайте вспомним, чем занимается в свободное от выполнения основных обязаностей время Диего Алатристе? Это, конечно, литературный и киношный персонаж, но мы будем рассматривать его, как концентрированное выражение определённых социальных тенденций. Наёмный убийца, коллектор, заказной гоп-стоп и всякие прочие мутные поручения высоких персон с нехорошим душком. Чем баранта и пиратство лучше?
Увы, не смог найти, как именовали подобных персонажей в Испании XVI-XVII веков, а учитывая размеры испанской армии тех времён, таких было преизобильное количество, ни в какое сравнение не идущее с количеством казаков (правильной масти) na Ukrainie. Хотя, чем итальянское "солдат" плохо? Слишком затёрто последующими смысловыми наслоениями.
Зато вспомнил словечко «рутьер». Зацитируем еще раз В.В.Пенского:
"Ведя речь о средневековой войне, – писала французский историк З. Ольденбург, – невозможно не сказать о безотчетном ужасе, который вызывало одно только упоминание о рутьере – существе без Бога, вне закона, без прав, без жалости и без страха. Его боялись, как бешеной собаки, и обращались с ним, как с собакой… Одно его имя служило объяснением всем жестокостям и святотатствам, он воспринимался как живое воплощение ада на земле…». В самом деле, набираемые обычно из низов общества и зачастую из разного отребья, люмпенов, маргиналов, оказавшихся вне традиционной иерархии средневековых «сословий»-еtats, наемники-рутьеры были действительно настоящей «сволочью», «сбродом» в изначальном смысле этих терминов, к которой были неприменимы обычаи «правильной» войны. Для них и в самом деле «законы были не писаны». С учетом этого становится понятным, почему войны становятся все более и более кровопролитными. «С одной стороны, – писал Д. Уваров, – это связано с растущей ролью пеших простолюдинов: они не могли рассчитывать на выкуп, поэтому уничтожались без пощады и сами были не склонны щадить противников-рыцарей, даже в ущерб кошельку. С другой стороны, изменившаяся тактика, особенно массированная стрельба из луков по площадям, а также массовый ближний пехотный бой с использованием древкового оружия, делала взаимное избиение трудно-управляемым процессом» (конец цитаты).
"Рутьер" не путать с «кондотьер». Кондотьер – это человек уровня Сагайдачного.
Интереснейшую можно было бы проделать статистическую работу, проанализировав социальный состав рутьеров от времён окончания Столетней войны до окончания Тридцатилетней войны. Если это, конечно, возможно. Потому, что аналогичную операцию с казаками мы точно не проделаем, из-за отсутствия материала. Так что давайте ограничимся общими фразами.
Все, кто еще застал советскую школу (да, в принципе, и постсоветская не далеко ушла) тут же вспомнили особо свободолюбивых крестьян, бежавших в казаки от крепостной неволи. Те же, кто следит за моими писаниями, помнит, с какой настойчивостью ваш покорный слуга талдычит слово «бояре». Однако, простолюдинов тоже не будем сбрасывать со счетов. Если правильно понимать слово «свободолюбивые». Которым жизнь бауэров и бюргеров показалась слишком скучной. С соответствующими последствиями.  Т.е. всякие отбросы общества, маргиналы и сволочь, которым на краю фронтира самое место. И которым, если что, и в плавни за рыбой отправиться  не зазорно.
Разорившиеся бояре и земьяне (шляхтичи). Тут как раз подходит и социально-экономическая специфика Киевской земли, и Речи Посполитой вообще, которая по количеству шляхты лишь с испанскими идальго и кабальеро тягаться могла. Правда, шляхта (как и русские дети боярские) свысока смотрели на пехоту. Но голод не тётка. Тут же можно вспомнить и германских раубриттеров (рыцарей-разбойников), которых император Максимилиан наставлял на путь истинный, записывая в ландскнехты. Да и тот же Диего Алатристе уж слишком подозрительно образованный для простолюдина. И в терции он сбежал в тринадцать лет прямиком из школы. В Испании начала XVII века было всеобщее школьное образование?
Наконец, аристократия. Младшие сыны, конечно, не совсем то, из-за особенностей восточноевропейских правил наследования, но в качестве «лыцарских университетов» казачество вполне себе ничего, как мы знаем,  подходило.
Как я красиво вписал «вольных людей» в европейский контекст?!
Словечко «қазақ» подсуропило. Какое-то оно не очень европейское. Так что придётся придумывать всякую там «специфику региона», «особые геополические условия» и прочее там. Зато не пропадёт мой скорбный труд и дум высокое стремленье. И от концепции фронтира не придётся отказываться, а то четвёртый год всяческие феерические фронтирные конструкции возводим и нате вам!
Хотя перспективы открываются интереснейшие. Вот, Иньиго Бальбоа – он кто? Да джура он! Вот и о казаках будем писать на смеси татарского с кастильским.
А теперь предложение уважаемым читателям. А накидайте-ка мне сравнений в энтом европейском контексте на подумать.
Можем ли мы найти более-менее вменяемые аналогии подобным сообществам наёмников? Желательно (но не обязательно) учитывать географическую, религиозную, культурную и этническую (в истинно-правильной интерпретации) специфику.
P.S. Швейцарию предлагать. Но с обоснованием
Продолжение следует
Вернуться к предыдущему





Tags: ,

36 comments or Leave a comment
Comments
beskarss217891 From: beskarss217891 Date: July 11th, 2017 06:43 pm (UTC) (Link)
А чем плоха Италия 15, начала 16-го века?

- значимое количество наёмников;
- есть субкультура (выражающаяся в отчасти показушных сражениях)
- когда пришли совсем плохие времена, и армию потребовалось строить на серьезной основе, молодому Борджиа приходилось снова и снова обращаться к наёмникам (хотя он и казнил кого-то из них)
macbushin From: macbushin Date: July 11th, 2017 06:57 pm (UTC) (Link)
Италия - слишком растяжимое понятие. В Итальянских войнах, конечно, была выкована тактика Раннего Нового Времени, но рутьеры и кондотьеры были со всей Европы. А нас интересует специфика.
sovice_snezni From: sovice_snezni Date: July 11th, 2017 07:16 pm (UTC) (Link)
Доброго времени.

- выполнению определённых тактических экзерциций

Смотря каких. Пальба из леска или из-за воза - это не "балет" с контрмаршами, сменой шеренг и рядов и прочим подобным.

- иметь саблю и аркебузу

Если "плохие саблю и аркебузу", то цена получается для "босоты" может и существенная, но не неподъемная. Саблю можно вообще убрать.

- начисто отсутствующую точность при стрельбе. Аркебуза становится грозной силой только при наличии сосредоточенного залпового огня нескольких сотен стрелков

Смотря для каких целей. Для сравнения - на огнестрел шустро перешли индейцы Восточного побережья уже в 17 веке.

- чем ножи, копья и луки

Хороший сложный лук дорог, стрелы тоже дороги. Научиться пользоваться ими сложно. Татарин, скорее всего, стреляет лучше. А вот наличие в руках самопала, который не ахти какой точный, но наносит страшные раны - уже может быть аргументом...

- В самом деле, набираемые обычно из низов общества и зачастую из разного отребья, люмпенов, маргиналов, оказавшихся вне традиционной иерархии средневековых

"Наемников вообще" в Европе не было. Они очень разные. Централизованное снабжение оружием не сразу появилось - откуда у "отребья и люмпенов" аркебузы и доспехи? Какой люмпен мог поступить на службу рейтаром или латником? А нравы солдатни - "посполитое рушение" на собственной территории могло вести себя хуже наемников. Зачастую "ужасный рутьер" это не одиночка, а организованный отряд без контракта. Такие могли даже крупные города трясти, работая "на себя". Ну или "на большой дороге" промышлять. Можно на судьбу Каталонской кампании Роже де Флора посмотреть, на вскидку.

- Интереснейшую можно было бы проделать статистическую работу, проанализировав социальный состав рутьеров от времён окончания Столетней войны до окончания Тридцатилетней войны.

Не уверен, что есть работы, которые этот вопрос, что называется, закрывают. По тем или иным аспектам наемничества - некоторое количество есть. Наемником мог быть локальный лорд, который собирал своих клиентов, свиты, друзей и родственников и шел служить за деньги. Мог быть крестьянин, который на худом году записался в армию - перебедовать год-другой.

- для простолюдина

На севере Испании дворянский статус местами имело все население поголовно. Не говоря о том, что он, вообще-то, персонаж литературный.

Боюсь ошибиться, но искать какие-то аналоги казачеству в культурной части Европы бессмысленно. Слишком уж там все "зарегулировано". А всяческий пограничный люд на манер арагонцев, жителей шотландского пограничья или хорватов-сербов... Они, конечно, тоже бывало в наемники подавались, но сколько тех "кроатов" и "микелетов" было-то.

С уважением.
macbushin From: macbushin Date: July 11th, 2017 07:36 pm (UTC) (Link)
Смотрите, сначала Вы пишите, что из-под воза пострелять не проблема, лук и стрелы дороги, а вот аркебуза для босоты не неподъемная. Но затем: "откуда у "отребья и люмпенов" аркебузы и доспехи?"
Тут или рыбу ловить или фитиль в рабочем состоянии поддерживать, ожидая татар.
Так и у казаков были организованные сообщества, которые в перерывах между контрактами или турецкие города штурмовали или "выбирали стацию на волости" так, что приходилось против них мобилизации проводить.
Вот именно "всякий пограничный люд" и интересен в первую очередь.
sovice_snezni From: sovice_snezni Date: July 12th, 2017 02:03 pm (UTC) (Link)
Доброго времени.

- Но затем: "откуда у "отребья и люмпенов" аркебузы и доспехи?"

Люмпен это "нищий". "Маргинала", кстати, я там убрал - "маргинальность" не синоним ограниченности в средствах. А "босота" просто "бедный". Разница. Если же вспомнить, что наемниками были и латники с "копьем", и рейтары в 3/4 противопульных доспехах и сопутствующими добавками (дорогущие пистолеты, клинок, а то и колесцовый карабин), и пикинеры-корселати в доспехах, и мушкетеры с их "птр" да слугой в придачу... Комплекс вооружения аркебузира из мориона, аркебузы и тесака в реалиях ЗЕ 16-17 века - "самый босяцкий". Если отбросить морион и тесак, а ружье взять по-проще и по-плоше - то как раз и получается оружие для самой босоты. Но не для люмпена.

- Тут или рыбу ловить или фитиль в рабочем состоянии поддерживать, ожидая татар.

С луком и стрелами, на самом деле, не сильно проще. Его же тоже нежелательно в постоянно натянутом положении держать. А дождь, к примеру, он не любит едва не больше, чем аркебуза. Если артель рыбачит - можно дозорного поставить, если одиночка... Как любит повторять М.Кречмар - "если медведь захочет Вас съесть - он вас съест".

- Так и у казаков были организованные сообщества, которые в перерывах между контрактами или турецкие города штурмовали или "выбирали стацию на волости" так, что приходилось против них мобилизации проводить.

Тогда аналогия получается не с "наемниками вообще", а с "пустившимися в вольное плавание" отрядами рутьеров в условиях слабой власти. Это всяческие экоршеры для Столетней, в Италии это было делом довольно обычным. Приключения Каталонской кампании на востоке после финала Сицилийской войны.

Если нужно - могу набросать небольшой список литературы про этих господ. Но если есть возможность - Вам лучше спросить М.Нечитайлова http: // maxnechitaylov. livejournal. com Он в этом вопросе очень большой специалист.

С уважением.
macbushin From: macbushin Date: July 13th, 2017 08:18 am (UTC) (Link)
Ключевое словосочетание "ЗЕ". А мы говорим о богом забытой южной украине ВКЛ, где лук был вполне привычным, проверенным веками, оружием. И если панцирные казаки для схваток с татарской и московской конницей предпочитали луки, то почему "люди неоселые, незаможные" массово потащат в плавни дорогой и малоэффективный девайс. Считается, что драбы окончательно перешли на огнестрел лишь к середине XVI века, а тут какие-то, люди вообще занимающие другую экологическую нишу.
А есть принципиальная разница между "наёмниками вообще" и "с пустившимися в вольное плавание отрядами рутьеров в условиях слабой власти"?
За ссылку спасибо.
bratgoranflo From: bratgoranflo Date: July 11th, 2017 09:22 pm (UTC) (Link)
Боюсь аналогия с наемниками и рутьерами не совсем удачна, казачество несомненно имело черты и тех и других но и имело ряд радикальных отличий, к примеру упорное стремление к признанию статуса "лыцарства", . В королевстве Польском и ВКЛ piechota zacięzna существовала параллельно с казацкими формированиями и никогда не смешивалась с ними, основную социальную составляющую ее, по данным Болдырева занимали горожане http://www.pzh.ihpt.pl/zeszyty/pzh_13/Artykuly/02%20-%20Boldyrew,%20Piechota.pdf
Ну а у Войска Запорожского в процессе развития частенько заводило уже собственных "рутьеров", как писал еврейский хронист "Ведь православные были все простые крестьяне и мещане, они были вооружены пиками и косами и не годились к настоящей войне; вся тактика их заключалась в том, чтобы общим громким криком и шумом устрашить врага, а все военное искусство их заключалось в великой хитрости, среди них не было обученных военному делу, кроме казаков и части татар".
macbushin From: macbushin Date: July 13th, 2017 08:27 am (UTC) (Link)
Наёмники (для XVI века) - солдаты набираемые на кампанию за плату. Наёмные казацкие отряды полностью попадают под это определение. Вот реестровцы - уже следующий шаг, наёмники на постоянной основе. Причем, толком из этого ничего не получилось, но бациллу "лыцарства" запустило.
Цитата относится к какому периоду? Это уже следующий этап.
bratgoranflo From: bratgoranflo Date: July 13th, 2017 02:43 pm (UTC) (Link)
Не кажется ли Вам, что Вы ставите сейчас вопрос на который уже сами когда-то дали ответ?) Казачество это прежде всего явление социальное (пускай так и не получившее в Жечи официального юридического закрепления но существовавшее по факту), его представители могли периодически выступать, в том числе, как наемники но с большими нюансами отличавшими от привычной piechoty zacięznoi, как писал Черкас: "Отже, раз мова йде про людей, що в силу свого статусу не могли чи не хотіли бути найняті за загальноприйнятими правилами, вочевидь, потрібно зрозуміти, до якого саме стану вони належали.".http://history.org.ua/LiberUA/978-966-02-5552-4/13.pdf . К тому же, по началу, главнейшим видом занятий казачества был все таки хозяйственный промысл в Диком Поле а не военные походы.
Боюсь в Западной Европе, именно в социальном смысле, аналогии можно найти только приблизительные - наемники, сами по себе,не представляли собой социальный слой, закончив кампанию, пускай самую длинную, они возвращались в свои иерархические ниши: крестьяне к крестьянам, дворяне к дворянам.
lilibay From: lilibay Date: July 11th, 2017 10:16 pm (UTC) (Link)
В японском контексте - ронин, самурай без господина.

В европейском - альмогавары создавшие своё государство в Афинах.

В балканском - клефты.

По огнестрельному оружию, часто подчёркивается, что запорожцы землю не пахали, но активно занимались рыбной ловлей (а также чумачили, так как рыбу надо было солить и чумацкие валки охранять). Огнестрельное оружие при рыбалке скорее опасно для рыбаков, а не для рыбы, но охота, другое дело. Дичи в незайманых степях было не меньше, чем рыбы в Днепре. А по роду военной деятельности казаки скорее застрельщики или как позже стали их называть егеря, а не линейная пехота.
macbushin From: macbushin Date: July 13th, 2017 08:41 am (UTC) (Link)
Неукропатриотично, но, с кучей оговорок, параллели проводить можно. Войско Запорожское , как реплика Каталонской компании. Спасибо.
В период, который мы обсуждаем, еще ни о какой линейной пехоте и речи не шло.
lilibay From: lilibay Date: July 13th, 2017 10:09 am (UTC) (Link)
Это к вопросу, почему запорожцы так быстро перешли от лука к огнестрелу на краю Ойкумены и сделали его основным своим оружием. Для охоты ружьё однозначно лучше, а там уже и использование гражданского оружия в военных целях.
macbushin From: macbushin Date: July 13th, 2017 04:12 pm (UTC) (Link)
Грохот, клубы дыма, пуля, весом в 15-20грамм, прицельная дальность - 30 метров и никаких гарантий. Однозначно, лучше.
maxbaer From: maxbaer Date: July 12th, 2017 02:30 am (UTC) (Link)
галлогласы - тоже такое этно-сословное военное образование со столетиями славной истории.
macbushin From: macbushin Date: July 13th, 2017 09:04 am (UTC) (Link)
Для намёков на этно-культурную специфику весьма годится. Спасибо.
36 comments or Leave a comment