macbushin (macbushin) wrote,
macbushin
macbushin

Category:

Этническое 10

А давненько я глубокомысленно не теоретизировал!

ПОДЫТОЖИВАЯ ИТОГОВЫЕ ИТОГИ

С самого начала сразу определимся, о чем мы говорить Не Будем. Т.е. о том, что не относится к сфере этнического. Обычно под  словами «этнос», «этничность», «этническое происхождение» почему-то молчаливо подразумевается стройная до умопомрачительности когорта голубоглазых курносых блондинов (или черноглазых горбоносых брюнетов), которая блестя начищенными голенищами, печатает шаг в направлении, которое указывает ей «Зов Крови», перебороть который нет никакой возможности. И стоит только заикнуться о том, что ты придерживаешься социобиологической ереси в этнологии, как тут же у оппонента перед мысленным взором всплывет именно эта картина (с положительным либо отрицательным знаком). Хотя к «этническому» не имеют прямого отношения ни голубоглазая курносость (она проходит по ведомству физической антропологии), ни начищенность голенищ (религиозная/идеологическая идентичность), ни стройность шеренг (форма организации общества), ни печатание шага (политическая структура – государственность), ни даже пресловутая «кровь», если понимать ее не как мистическую сущность, а всего лишь как одну из генетических характеристик, маркируемых гаплогруппами, которые уж никого и никуда позвать не могут просто по определению.

Таким образом, мы не будем путать с этническими характеристиками ни антропологические (расовые), ни лингвистические, ни политические, ни социальные, ни идеологические.

В сторону. Все эти характеристики вообще не рекомендуется путать между собой. Особенно, расовое с лингвистическим. А то, как собеседник начнет рассуждать о славянской расе, тюркской крови и угро-финской примеси, так всякое желание продолжать разговор тут же пропадает.

И лишь после этого вступления, расставляющего все точки над «Ё», можно переходить к изложению учения Маркса macbushina, каковое всесильно, потому что верно.

Человек - жывотное общественное, т.е. он и животное (биологическая ипостась), и общественное (социальная ипостась). И провести между ними границу чрезвычайно трудно. А еще он (человек) – жывотное коллективное. Соответственно, человеческие коллективы имеют свою биологическую ипостась – этнос, и свою социальную ипостать – общество. Причем, если в случае с организмом, мы его можем просто пощупать и всякие сомнения в его существовании отпадут. То в случае с этносом щупать нечего. Вот у  зверюшек (которые не человеки) есть популяции. Но их мы тоже пощупать не можем. Организмы самих зверюшков можем, а «популяцию» – нет. Мы ее можем представить. И биологи этим и занимаются. А бедные животинки и представить себе ничего не могут. Вот, ужас-то. У человеков всё еще сложнее. С тех пор как наш предок Homo habilis взял в руки каменюку и выбился из животного мира, возникает, говоря на марксистской мове, «общественная форма движения материи». И все, что сделал человек в интелектуальном ли плане, в материальном ли, имеет отношение непосредственно к ней. Вот ужас-то в квадрате (для этнологов). Мало того, что этнологи этнос пощупать не могут, так он еще и проявляет себя исключительно в небиологической – социальной – форме. Которую (в виде интелектуальных и материальных артефактов) можно и пощупать (в прямом и переносном смысле, разумеется).

Но несмотря ни на что,  «этнос» существует (с точки зрения этнологов), точно так же, как существует популяция (с точки зрения биологов). И, как бы не хотелось обойтись вообще без понятия «этничность», но не получается. Ибо политическими, социальными, лингвистическими, идеологическими идентичностями человеческое общество не исчерпывается (хотя мы и любим путать одно с другим).

Итак, какой же человеческое сообщество мы будем считать «этническим»?

Биологический коллектив, сложившийся на основе приспособления к окружающей среде (включающей ландшафт, техносферу и человеческое окружение) путем формирования изменяющегося по ходу времени оригинального стереотипа поведения, передающегося потомству через условный рефлекс подражания (сигнальная наследственность).

Для тех, кто внимательно читал «Этногенез и биосфера Земли» должно броситься в глаза несомненное заимствование. Каюсь, во времена, когда я был вьюношем бледным со взором горящим, творчество Льва Николаевича Гумилёва оказало на меня огромное воздействие. Но с тех пор взор изрядно потух, а ланиты утратили бледность. Так что, никаких разговоров о мистической «пассионарности» вы от меня не услышите. Скорее наоборот. Никакой ортодоксии, возьмем у Гумилёва то, что может нам пригодиться, остальное безжалостно отбросим.

Насколько мне известно, срок существования нашего с вами вида homo sapiens sapiens усредненно определяется сегодня в сто тысяч лет. Из которых 90 тысяч лет все человечество поголовно вело жизнь охотников и собирателей. А еще не менее пяти тысяч лет такой образ жизни вела довольно значительная его часть. Ведь лишь около десяти тысяч лет назад всего в нескольких локальных регионах приключилась неолитическая революция и наиболее продвинутая часть человечества, ковыряясь в земле и пощелкивая кнутами, начала все более и более ускоряющееся увеличение своей процентной доли в численности населения планеты.

Девяносто пять тысяч лет (из ста) человек жил небольшими группами в несколько десятков особей максимум. Думаю, предположение, что такая группа и есть искомый биологический коллектив, не будет представляться безумно смелой? И лишь в такой по численности группе, где все друг друга знают не только в лицо, но тесно взаимодействуют на протяжении всей жизни (особенно важно, что от рождения до половой зрелости), и возможна полноценная передача поведенческих навыков с помощью сигнальной наследственности.

А, значит, именно такую группу, повторюсь, численностью в несколько десятков человек, и следует именовать «этнос». В исконно-посконном смысле.

Дабы в дальнейшем не путаться. Ключевой функцией этноса является передача потомству оригинального стереотипа поведения через условный рефлекс подражания. А отнюдь не родственные связи. Хотя, конечно, в первобытном и традиционном (аграрном) обществах родовые организации, в основном, и выполняли данную функцию. Но не везде и не всегда.

И еще одно (чтобы два раза не вставать). Не следует путать этнос и род (племя). Родо-племенная организация находится всецело в общественной сфере и стоит в ряду таких же форм организации социума, как каста, сословие и нация. А этнос – категория биологическая. Ну, ладно, биосоциальная, коль скоро проявляет себя исключительно в социальной форме. Это разные системы измерения (как рост и вес).

После неолитической революции происходит демографический взрыв и передача всей совокупности поведенческих стереотипов с помощью сигнальной наследственности становится делом проблематичным. Начинается усложнение этнической структуры, ее деление (как клетки), при котором отпочковывающиеся коллективы просто в силу физических причин способны усвоить лишь какие-то элементы этнического стереотипа поведения. Так продолжается, пока может действовать рефлекс подражания. Но рано или поздно численность населения увеличивается настолько, что сигнальная наследственность перестает работать. И тогда появляется новый этнический коллектив. Однако, разрастание коллектива имеет естественные границы, связанные с продуктивностью вмещающего ландшафта. Понятно, что территория, необходимая для прокормления группы земледельцев, измеряется в километрах квадратных, скотоводов – десятках километров квадратных, а охотников – сотнях. Когда предел достигнут, происходит миграция, смена ландшафта, а, следовательно, и появление нового этнического коллектива. Стоит на новом месте родится и вырости первому поколению, как сей факт станет очевиден даже для заядлых традиционалистов. Ведь ландшафт влияет принудительно. Не зря Моисей водил своих евреев кругами по пустыне, действуя в четком соответствии с учением macbushinа.

Причем, смена ландшафта – это наиболее яркое и потому понятное явление. Но дело еще сложнее. Этнос – это биологическое приспособление к окружающей среде (во всей ее совокупности: климат, ландшафт, флора, фауна, человеческое окружение, техносфера и т.п.). И любое изменение любого из элементов окружающей среды ведет к соответствующему изменению стереотипа поведения. А если изменение касается не всех представителей этноса, а лишь какой-то их части, то, опять же, происходит «почкование», выделяется новое подразделение.

А, поскольку, изменения происходят постоянно и по всем азимутам, то … Делайте вывод, насколько текуче и изменчиво то, что мы называем «этническим». И насколько соответствует реальности такая мифологическая конструкция, как «национальный характер».

Но, все-таки, наша задача – сухо схематизировать это буйство жизни. Поэтому мы будем говорить о иерархической таксономической структуре этноса, в которой новые подразделения – субэтносы - появляются, а старые исчезают, если не в каждом поколении, то раз в два-три поколения со стопроцентной точностью.

Однако, такая изменчивость никак не мешает членам этноса делить окружающих на «своих» и «чужих». На соответствующем уровне таксономии, разумеется. Ведь на новом уровне таксономической иерархии вчерашние «чужие» превращаются в «своих» и наоборот. И так до тех пор, пока не появляются Чужие (уже без всяких кавычек), т.е. представители другого этноса.

Если уж совсем грубо и зримо, по рабоче-крестьянски, то этничность – это бытовое поведение, впитываемое с молоком матери и подзатыльниками отца. Т.е. человек с рождения усваивает соответствующий стереотип поведения, который представляется ему единственно возможным и который он не сможет сменить никакими сознательными усилиями.

И, соответственно, для носителя этничности окружающие его человеки делятся на тех, кто получал подзатыльники по схожему поводу и всех остальных, которые «чужие», чужие и Чужие. Не зря же большинство первобытных именуют себя просто и со вкусом: «Люди» (вариант – «Настоящие Люди»). Соответственно, необходимость внятно проговаривать, в чем же заключается этническая «самость», отпадает, что и является головной болью гуманитариев. Распознаватель «свой-чужой» срабатывает исключительно при появлении alien’а (разной степени «чужести»).

Мы можем постулировать, что этническая идентичность, в отличие от любой социальной, базируется на противопоставлении себя всем прочим этническим коллективам, по принципу отталкивания от «чужих». «Не они – это мы».

Но человек одновременно является и членом этноса, и членом социума. А социальная групповая идентичность (племена, касты, полисы, сословия, нации) формируются по принципу притяжения: «мы – не мы (они)». Она всегда отрефлексирована и сознательна. Соответственно, членом социальной общности можно стать, а членом этнической нужно родиться. Точнее, «воспитаться».

Чтобы стать членом социальной общности, сначала нужно определиться, что такое «мы» (сенеки, брахманы, афиняне, дворяне, американцы), а уж затем противопоставить тем, кто «не мы» (тускарора, кшатрии, спартанцы, крестьяне, канадцы). Очень часто и «мы», и «не мы» оказываются предствителями одного и того же этноса (ирокезы, андхра, эллины, великороссы, англичане), но полного совпадения «границ» этнического и социального коллективов не бывает. Обусловлено это именно противоположными принципами формирования идентичности. Даже в родо-племенном обществе, где основной социальной связью является связь родственная (реальная или выдуманная), происходят инкорпорации как отдельных «чужих», так и целых иноэтничных родов и племен. Со временем происходит ассимиляция, но память о «чуждом» происхождении живет еще долго.

Двумя основными камнями преткновения, из-за которых и разгорается весь сыр-бор, являются:

а) взаимоотношения этнических и социальных коллективов,

б) отделение агнцев от козлищ, сиречь, этносов друг от друга.

Проблемы начинаются при попытке всю эту перманентно изменяющуюся красоту отрефлексировать и наукообразно описать. Самая запутанная история, вокруг которой и ломается большинство копий, это - таксономия. Т.е. отделение одного этноса от другого и одной внутренней структурной единицы – субэтноса – от другой. В оправдание можно лишь заметить, что феномен этноса находится все-таки внутри одного-единственного вида, а в биологическом таксономическом ведомстве дела еще более запутанные и споры о соотношении таксонов в среде биологов не утихают никогда.

Этнос – это сетевая структура, системная целостность, которая меняется постоянно, приспосабливаясь к окружающей среде. Помимо природных факторов окружающей среды, на этничность постоянно оказывают влияние факторы общественные: политические, социальные, идеологические, технические, лингвистические. Но и их влияние тоже не стоит переоценивать. Они оказывают влияние на этнические процессы в той степени, в какой изменяют бытовое поведение, расширяя или сужая круг «своих».

Таким образом, этносом (или этнической группой) мы будем называть биологический коллектив с иерархической таксономической структурой, складывающийся (в каждый конкретный момент времени) на основе приспособления к окружающей среде (включающей климат, ландшафт, флору с фауной, техносферу с доместификатами и человеческое окружение с его природными (но имеющими иное происхождение, нежели этнос, т.е. расовыми) и социальными: политическими, общественными, лингвистическими, идеологическими - особенностями) путем формирования изменяющегося по ходу времени оригинального стереотипа поведения, передающегося потомству через условный рефлекс подражания (сигнальная наследственность) и групповой идентичностью, противопоставляющей себя всем прочим таким же этническим идентичностям по принципу отталкивания от «чужих» («не они – это мы»).

Tags: этнологическое
Subscribe

  • Пикейно-жилетное 20

    DON’T CRY FOR HIM, УКРАЇНА! Спойлер: в гондурасах национал-социализма не бывает. Украина – это уникальная страна (кстати, ставим…

  • Пикейно-жилетное 19

    Кто там шагает правой? Левой! Левой! Левой! Продолжим в нашем фирменном детсадовском стиле. Самое удивительно, для непосвящённого, в этих…

  • Пикейно-жилетное 18

    Для затравки разговора, попытаемся выполнить завет Рене Декарта и договориться о значении слов. Ну, или хотя бы сориентироваться на политической…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments