macbushin (macbushin) wrote,
macbushin
macbushin

Козаковедческое 2

Репан

Продолжаем приближаться к сечевой теме мелкими перебежками.

Репан О.А. Іржа на лезі: Лівобережне козацтво і російсько-турецька війна 1735-1739 років. - Київ: Видавничий дім "Києво-Могилянська Академія", 2009. - 195 с.

Книга с многообещающим названием "Ржавчина на лезвии" посвящена тому, практически неизвестному широкой публике периоду истории малороссийской ветви днепровского казачества, когда оно (малороссийское казачество), давно пройдя зенит своего развития, неторопливо, но уверенно, направлялось к надиру.

Под катом - выводы, к которым пришел автор ( в моем переводе).














Деление 1735 года рядовых казаков на выборных и подпомощников засвидетельствовало глубокий кризис казачества, как военной силы. Бесконечные фортификационные походы, которые не давали добычи, обескровили большую часть казаков экономически. Реформа 1735 года зафиксировала утрату значительной частью левобережных казаков качеств «людей меча». Хотя официально они сохранили большинство казацких прав.

Боевые действия 1735-1739 годов засвидетельствовали неэффективность реформы. Отказ правительства платить казакам жалование во время похода после 1735 года и истощающее самообеспечение привели к обеднению большинства рядовых казаков, что четко было зафиксировано в ревизионных книгах. Все это непосредственно сказалось на боеготовности левобежных полков, а попытки в 1738 году пополнить ряды выборных свелись к переведению в эту категорию тех, кто раньше фигурировал, как подпомощник. Если в 1736-1738 годах по количественным показателям Гетманщина в целом выполняла мобилизационные планы правительства, то снаряжение казачьего контингента, начиная с 1737, было крайне неудовлетворительным. В 1739 году левобережные полки фактически сорвали мобилизацию для крымской кампании.

Левобережные полки на протяжении войны принимали участие как в далеких, так и ближних походах, привлекались для отражения татарских набегов, плановой охраны границ, фортификационных работ. Изучение участия левобережного казачества в боевых действиях русско-турецкой войны 1735-1739 годов оставляет ряд взаимоисключающих представлений. С одной стороны, перед началом фактически каждой кампании левобережные полки имели некомплет личного состава или несоответствие снаряжения существующим требованиям. Их деятельность во время боевых действий современниками оценивалась презрительно, они работали на вспомогательных работах и обслуживали потребности регулярной армии. Тем не менее, при условии постановки перед гетманцами боевого задания, которое отвечало особенностям казачества как рода войск, оно чаще всего с успехом исполнялось. Когда же речь идет об участии в отдельных операциях добровольцев, то их действия можно оценить, как высокоэффективные.

Для Миниха они были небоеспособной массой, которая обязана рыть окопы, охранять обоз и ходить в караулы. Однако, Ласси доверял гетманцам разведку, действия в авангарде и отрыве от основных сил, фальшивые демонстрации для отвлечения внимания противника, рейды в глубину его территории, которые казаки успешно выполняли. Неслучайность этого подтвердили действия левобережных казаков во время Хотинского похода (1739), когда Миних решился доверить им рейды тылами противника, что и было блестяще исполнено.

Документы свидетельствуют, что значительная часть не желала воевать. Отказы обуславливались разными причинами: состоянием здоровья (это наблюдалось чаще всего), участием в деятельности разнообразных комиссий, несправедливостью решения высшей инстанции по поводу назначения в поход именно этого старшины. При этом старшина не желала идти в отставку, демонстрируя таким образом постепенное забывание того, что их власть опирается прежде всего на «саблю», что все преимущества высокого положения обуславливаются военной службой. Очевидно, в старшинском сознании среди перечня качеств, которые составляют идеал поведения, война уже не была обязательнй. Характерным является возмущение некоторых бунчуковых товарищей по поводу того, что часть из них не воюет. Основанием для возмущения является не аппеляция к тому, что казаку позорно избегать войны, а лишь неудовольствие хитростью товарищей, которая привела к слишком большой нагрузке на тех, кто не сумел «откосить» от воинской службы.

Фактическое отсутствие энергичных воинов в среде старшины Гетманщины совпадает с ситуацией, которая характерна и для рядового казачества.

Кроме ухудшения экономического положения, которое не благоприятствовало высоким боевым качествам, можно выделить еще ряд факторов. Речь идет о смене характера войн в XVIII столетии и доминировании регулярных армий на европейских театрах боевых действий. В XVIII веке казаки сами превращались в составную часть регулярной армии, тогда как в XVII веке они взаимодействовали преимущественно с войсками нерегулярными по своей природе.

Кроме этого, у гетманцев не существовало традиционных источников обеспечения реестрового казачества: «стаций», «леж». И хотя представления о своем особенном статус все еще присутствует у казачества, однако, отношение гетманцев к обязанности общества "кормить» их отличается от представлений реестровцев польской эпохи. С момента своего формирования левобережное казачество было больше ориентировано на хозяйствование, поскольку значительную его часть составляли выходцы из крестьянства и мещанства.

С 1735 года прекращаются денежные выплаты из государственной казны, а возможность получить военную добычу на вражеской территории появляется лишь во время войны, причем и этот путь мог быть ограничен, как это произошло в 1739 году во время марша по Правобережной Украине.

В отличии от гетманцев, запорожцы сохраняют хлебное и денежное жалование, а приграничное положение Сечи давало возможность для казакования и гайдамакования в крымском ханстве и Речи Посполитой, что благоприятствовало более длительному сохранению воинского духа.

В Гетманщине XVIII столетия меняется представление о способе жизни казачества, а в структуре «хліба козацького» на первый план выступают прибыли от хозяйственной деятельности. Это сближало болинство гетманцев с крестьянами и мещанами, поскольку в новых условиях левобережный казак мало чем отличался от гречкосея. Размывание понятия «лыцарское сословие» на Левобережье поисходило довольно легко еще и из-за глобального характера «показаченья» во времена Хмельниччины. Отсутствие сословной замкнутости левобережного казачества, относительная легкость перехода из казацкого в другие сословия и наоборот, не позволила создать четкого представления себя в качестве «людей меча», что могло бы стать преградой «окрестьяниванию» казачества в новых условиях.

Тем не менее, русско-турецкая война 1735-1739 годов позволяет проследить «реанимацию» в условиях боевых действий определенных черт, присущих казачеству, как воинской общности.

Важнейшей составляющей успеха казачества во время рейдирования тылами противника, нанесения ему неожиданных ударов, было не только отсутствие боев с большими армейскими подразделениями, но и возможность захвата добычи, которая привлекала активных людей, для которых важнее был принцип « или добыть – или дома не быть», нежели кредо большинства «моя хата с краю». Именно они стали теми «искателями казачества», которые в условиях войны стремились возвратить когда-то утраченный статус. Такое поведение противоречило настроениям значительной части гетманцев, которые пытались всячески уклониться от участия в войне, продавая землю или переходя в крестьянское и мещанское сословия.

Левобережное казачество в 1730-х годах во многом утратило черты воинского сообщества. Для большинства казаков и старшин война уже не была способом жизни, а на первое место в приоритетах вышли благополучие и спокойствие. Участие в боевых действиях реанимировало определенные черты и навыки, однако, желания воевать гетманцы в целом в данный период не проявляли. Для небольшой части казачества русско-турецкая война 1735-1739 годов была шансом вырваться из замкнутого кольца повседневности, поймать свой шанс на карьеру или добычу в бою. Русско-турецкая войнв 1735-1739 годов засвидетельствовала, что левобережное казачество в это время находилось на этапе преобразования из воинского сословия в сословие, в котором преобладают гражданские признаки, которые все больше и больше доминировали.

Tags: украиннное
Subscribe

  • Иррегулярное 10

    Говоря об эпохе Заката Фронтира, нельзя обойти тему гайдамаков. Но, поскольку Главная СтатУя всей жизни блогира macbushin'а уже изваяна,…

  • Иррегулярное 9

    БРАТТЯ-УКРАЇНЦІ С иностранным государством – Речью Посполитой - Новослободский казацкий полк граничил на западе, с трёх остальных сторон был…

  • Иррегулярное 8

    А сегодня мы вильнём немножко влево и погутарим об околовсяческих вещах, которые пришли мне в голову по ходу развёртывания иррегулярной саги. С…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments